20:33 

Страж ада

Цепной Бес
Несдержанность – это болезнь, а глупость - приговор.
Название: Страж ада
Автор: Цепной Бес
Бета: FairyFoxy
Описание: Жестокий мир - жестокие люди, однако другим далеко до нее. В осажденном городе нет места жалости и она это понимает. Хотя существуют вещи способные заставить ужаснуться и ее.
Размещение: Можно, но с предупреждением.

Немец? Никогда не любила немцев. Тем хуже для него. Он прыгнул с парашютом и, похоже, неудачно приземлился. Теперь валялся без сознания.
Хорошенько скрутив чужака, я потащила его в штаб. Неподалеку взорвалась очередная мина. Какой идиот наступил не нее? Незнакомец тяжелый, пробираться с ним через развалины очень нелегко. Он даже не шевелится, хотя видимых повреждений нет. Ничего, в награду я попрошу его жизнь. Из разрушенного дома послышался плач ребенка. Но я не пойду туда. Спасение детей – не моя обязанность. Под ногу попала оторванная рука, я огляделась, но остальных частей не увидела. Война. Тощая серая крыса метнулась в сторону от моей находки и нырнула под торчащую из земли бетонную плиту. Разруха. В сотне метров от того места нашлась вторая рука и половина ноги. Значит все остальное тоже где-то неподалеку. Сильно же его раскидало! Ладно, направлю сюда труповозов. В Западном парке, наверное, уже нет места – вокруг одни трупы. Могильник. Но сжигать тела не хотят – запах жареного мяса сведет с ума людей. Голод.

В штабе меня встретил полковник – старый вояка, не участвующий в обороне города только из-за неполного набора конечностей.
- Опять мертвечину какую-то приволокла, - буркнул он, сверкнув на пленника стеклянным глазом и пихнув его искусственной ногой.
- Он жив, полковник, - невозмутимо посмотрела я на командира. – Это вражеский шпион. Разрешите его допросить.
Полковник проворчал в ответ что-то неразборчивое и, отрицательно покачав головой, захромал прочь.
- Тогда я хочу его кровь! – бросила я ему в след.
Он остановился, подумал немного и нехотя выговорил:
- Допроси. Только не сильно зверствуй, а то крики твоих пленников мешают мне стратегически думать.
Полковник был здесь главным, так как старших по рангу не осталось в живых, и мог так со мной разговаривать. Он меня не боялся, за это я его и уважала. Но вот остальные - совсем другое дело. При встрече они не могли скрыть неприязнь и страх. Это меня устраивало.

Надежно прикрутив пленника к массивному стулу, я вылила на него ведро ледяной воды. Он очнулся и завертел головой, вероятно, пытаясь понять, где находится. Стук в дверь отвлек меня от обдумывания деталей допроса.
- Дознаватель… - заглянула в комнату круглолицая светловолосая женщина. – Вы заняты?
Я подошла поближе и посмотрела ей в глаза. Она отшатнулась и испуганно захлопала ресницами.
- В чем дело? – спросила я.
- Там… в госпитале ампутация… - забормотала женщина, робко поглядывая через мое плечо на пленника. – Вас… вас просят помочь.
- Это срочно?
- Ну, я не… - она судорожно сглотнула. – Там гангрена.
Мне показалось, или шпион скривился?
- Я приду, - коротко сказала я, закрывая дверь.
Пленник заметно успокоился и тихо пробормотал:
- Where… where am I? 1
Американец? Нет, не похож. Уж этих-то я всегда узнаю – много их перевидала.
- Добрый вечер, - кивнула я. – Надеюсь вам удобно?
- I… I don’t… 2
- Прошу прощения, но мне нужно вас оставить ненадолго. Когда я вернусь, мы с вами продолжим разговор.
Я развернулась и покинула комнату для допросов, перед этим заметив, что мой пленник передернул плечами.

У дверей госпиталя меня ждал Эдуард – высокий черноволосый и, как обычно, очень бледный главный врач.
- Наконец-то! Я уже думал, что ты не придешь, - приветливо улыбнулся он, дотронувшись до моего плеча.
Я вздохнула. Эдуард знает меня с детства, поэтому подобная фамильярность всегда сходит ему с рук.
- Раненого сейчас готовят к… операции, ему нужно ампутировать ногу чуть выше колена, - сразу перешел к делу Эдуард, провожая меня до палаты.
- Этим что, больше некому заняться? – недовольно поморщилась я.
- У нас не хватает персонала, а имеющиеся в наличии добровольцы падают в обморок от одного только вида. Тебе же не в первой, да и рука твердая.
- А сам?
- У меня сейчас операция посложнее. Сама знаешь, что хирурги у нас на вес золота.
Я неопределенно хмыкнула и покосилась на замусоленные резиновые перчатки в руках Эдуарда.
- Если это не сделаешь ты, не сделает никто, и парень умрет, - уверенно закончил врач.
- Анестезия? – поинтересовалась я, принимая протянутые перчатки.
- Нет, у нас даже спирт почти закончился. Дай ему самогона… в разумных пределах, конечно.
Я кивнула. Эдуард зашагал дальше по коридору, но потом обернулся и попросил:
- Будь добра, сама зажми артерию. В прошлый раз эти идиоты не справились, и больной истек кровью.

__________
1 - Где… где я?
2 - Я… я не…

В помещении, заполненном стонущими больными, стоял удушливый запах гниющей плоти. Отвратительно. Увидев меня, обступившие раненого больные шарахнулись в разные стороны. Им страшно? Значит, не будут мешать.
Я дала своему пациенту два стакана старой, еще довоенной, самогонки и велела закусить специальный валик. Топор острый, я сама его затачивала, им можно разрубить что угодно.
Ассистирующая мне девчонка, вспотела от волнения. Я приказала ей держать ногу. Надеюсь, она не упадет в обморок, пока я не закончу. Раненый тихо застонал и жалобно посмотрел на меня. Не впечатляет, у них у всех такие глаза. Я прицелилась и, размахнувшись, отсекла гниющую конечность. Парень взвыл. Моя помощница бросила взгляд на дергающийся обрубок и потеряла сознание. Одной заканчивать труднее, но от нее все равно мало толка. Слабые нервы.

Я вернулась в комнату для допросов. Пленник успел полностью взять себя в руки.
- Итак, продолжим, - обратилась я к нему, садясь напротив.
Пленник смерил меня презрительным взглядом, высокомерно поднял голову и отвернулся. Может, он англичанин?
- Меня интересует, кто вы и зачем сюда прибыли, – сказала я спокойно. – Если вы добровольно ответите на все мои вопросы, больно не будет.
- I don’t understand, what do you tell me,3 - ответил шпион с французско-американским акцентом.
Канадец? Похож. Надо проверить.
- Не нужно испытывать мое терпение, - процедила я с нажимом.
- I said, I don’t understand.4
- Тем хуже, - кивнула я, натягивая кожаную перчатку с металлическими пластинами.
Первый удар пришелся в скулу. Второй рассек губу. Он сплюнул кровь на пол и упрямо уставился в стену. Так, попортить лицо этот красавчик не боится… Продолжим поиски слабых мест. У меня и не такие просили о смерти.
Я достала несколько толстых, слегка тронутых ржавчиной, игл и маленькую бритву, которой медленно разрезала мочку уха шпиона надвое. Он зарычал и с ненавистью посмотрел мне в глаза. Не боится. Тем интереснее.
Приставив одну из игл к его груди, я с силой вогнала ее в мышцу до середины. Потом еще одну, еще, еще и еще… Пленник закричал, протяжно, но без надрыва. Интересно, он боится огня? Облокотившись ему на плечи, я припала губами к его кровоточащему уху. Вкусная кровь – абсолютно здоровая. Большая редкость.
- The guard of hell!5 - вскрикнул шпион, когда я попыталась рассечь ему и второе ухо.
_________
3 - Я не понимаю, что вы мне говорите.
4 - Я сказал, я не понимаю.
5 - Страж ада!

- Right, that’s my name, 6 - кивнула я.
Всякий раз удивлялась, как они узнают обо мне? Ведь город осажден, и связи с большой землей нет. Может быть, кровавая слава о самом жестоком дознавателе была сильнее подобных преград? Каждые несколько месяцев появлялись чужаки, наслышанные обо мне. Один из них даже пытался завербовать меня. Я замучила его до смерти.
- Если вы настаиваете, я буду говорить по-английски. But if you would continue keeping the silent, I cut you right ear, left eyelid, all fingers on your right hand and left foot. After that, I cut…7 - я положила руку ему на бедро.
- Ok… all right, I’ll try to answer your questions! 8 - перебил меня пленник и сжал ноги, поняв, на что я намекаю.
- Remember, if you would lie, I find it, - предупредила я. - So, name, date and pace of burn? 9

Я зашла на склад боеприпасов, где полковник проводил проверку. Он мельком взглянул на меня и снова уткнулся в какие-то бумаги. Не в духе.
- Полковник, шпион во всем признался, - доложила я.
- Излагай, только побыстрее, - проворчал он.
- Его зовут Кристофер Белл – канадец. Его послали разведать обстановку. Похоже, их правительство ищет, чем здесь поживиться.
- А может он никакой не канадец, а вражеский агент – диверсант и саботажник? - подозрительно прищурился полковник.
- То есть вы полагаете, что я не могу определить лжеца и добиться от него достоверной информации? – процедила я сквозь зубы, давая понять, что подобные разговоры просто оскорбительны.
- Я не ставлю под сомнение твой профессионализм,- вздохнул командир. – Не нравится мне эта история. Отверни ему башку, и дело с концом.
- Это преждевременно, - твердо заявила я. – Он может знать еще что-нибудь полезное. В крайнем случае, можно будет его обменять.
Полковник заворчал и сдвинул брови.
- Может, ты и права, - наконец выдал он недовольно. - Оставь его… пока.

Пленник был спокоен, даже слишком. Мне это не нравилось. Полковник приказал привести его в порядок и больше не пытать, но и из этой ситуации можно было извлечь выгоду. Я поставила на пол ведро с водой, села верхом на колени канадца и провела мокрой тряпкой по его грязному, окровавленному лицу. Нужно было смыть следы пыток. Он выглядел таким сильным и здоровым… Может быть, потом мне позволят взять то, чего я хочу?
____________
6 - Верно, так меня зовут.
7 - Но если ты будешь продолжать молчать, я отрежу тебе правое ухо, левое веко, все пальцы на правой руке и левую ступню. Потом я отрежу…
8 - Ладно… хорошо, я попробую ответить на твои вопросы!
9 - Запомни, если ты будешь лгать, я пойму это… Итак, имя, дата и место рождения?

- Я не жестока. Мне приходится быть такой, - прошептала я, обтирая мускулистую грудь и живот пленника. – Мучить людей неприятно, но кто-то должен это делать.
Я тихонько запела старую песенку и начала обрабатывать раны. Он должен отреагировать, в этом я никогда не ошибаюсь.
- Почему именно ты? – спросил канадец на чистом русском, без малейшей тени акцента.
- Я знала, что та говоришь по-русски, только ждала подтверждения. За одно лишь это тебя следует казнить, - я встала и прошлась по комнате, стараясь не демонстрировать удовлетворение.
- Если бы я думал, что ты так сделаешь, не сказал бы. Но ведь тебе мало меня просто убить? – улыбнулся он.
- Верно. Я хочу знать, что ты умолчал и для чего?
- Ты задавала не те вопросы. Сформулируй правильно, и я честно отвечу.
- Предлагаешь мне игру? Что ж, это может быть интересно. Но не советую хитрить со мной, это смертельно опасно, - прищурилась я. – Что, в первую очередь, тебя здесь интересует?
- Ты, Страж ада, - немного подумав, ответил пленник. – Легендарная личность – ищейка, судья и палач в одном лице. Кем же нужно быть, чтобы в столь юные годы обрести репутацию самого опасного и безжалостного человека в городе?
- Удивлен увиденным?
- Безусловно. Я не думал, что ты так молода. Скажи, ты действительно пьешь человеческую кровь?
Что-то было не так. Он казался слишком уверен в себе для человека, недавно перенесшего пытки.
- Кровь врага придает мне сил, - пожав плечами, ответила я. – Это лучше, чем есть трупы.
Он не лгал. Все в его словах и действиях говорило о правдивости. Но он явно что-то не договаривал. Похоже на спектакль, разыгранный специально для меня. Пленник не боялся пыток. Наверняка его к этому готовили. Понятно было одно – он вел свою игру. Профессионал. Достойный противник. И это пробуждало во мне давно забытое волнение.
- Ты лжешь, говоря правду, - я сделала несколько шагов и села канадцу на колени. – Я никак не могу получить целостную картину.
- Но это тебе нравится, - прошептал он мне на ухо.
Я поцеловала его, при этом слегка прикусив губу. Ни с чем не сравнимое ощущение. Что ж, если пытками ничего не добиться, нужно переходить к запрещенным приемам.
- Почему тебя называют Стражем ада? – спросил он, немного отдышавшись.
- Так получилось.
- А как тебя звали до того?
- Не помню. Это было давно, - поморщилась я.

Полковник склонился над картой и покачал головой.
- Нам не прорвать кольцо блокады. Связи с внешним миром нет с самого начала войны, а никто и не пытается помочь, - пробормотал он себе под нос и отвернулся.
- Я не разбираюсь в военных делах, - удивилась я небывалой откровенности командира.
- А я и не с тобой разговариваю. Зачем пришла?
- Пленник не ел уже двое суток. Если так будет продолжаться, он умрет, - доложила я.
- Его еще и кормить надо?! – возмутился полковник. – Наши люди умирают от голода, запасы продовольствия иссякают, а ты предлагаешь содержать шпиона?!
- Я ничего не предлагаю. Я констатирую факт.
- Решение оставить его в живых было ошибочным, - спокойно выговорил он. – Казни его и больше не таскай в штаб всякую падаль.
Я кивнула и развернулась, чтобы уйти. Усталый голос полковника прозвучал мне в спину:
- Его кровь твоя. Питайся.

Кристофер был очень слаб. Он поднял глаза и рассеянно пошарил взглядом по потолку. Губы дрогнули, когда его зубы впились в их нежную кожу. Голод.
- Ты умрешь, - холодно сказала я, касаясь его шеи. – Но я не хочу твою кровь.
Он кивнул. Мне показалось, что на его лице мелькнула улыбка.
- Я хочу сделать тебе подарок, - продолжила я, гладя Кристофера по волосам. – Ты сам можешь выбрать, как умереть.
- Интересно. Варианты есть? – усмехнулся он.
- Я могу свернуть тебе шею, это будет быстро и практически безболезненно. Могу вскрыть вены, задушить… Ты мне нравишься, поэтому я достану для тебя даже яд.
- Нравлюсь… - протянул он с вздохом. – Но, несмотря на это, убьешь?
- Не задумываясь.
- Великолепно. Ты безупречный палач. Но я думаю, ты все же меня отпустишь.
- Напрасно. Не разочаровывай меня недостойным поведением, а то я передумаю и откажу тебе в оказанной милости.
- Посмотри повнимательнее на мой затылок, - спокойно произнес Кристофер. – Под волосами.
Я обошла его сзади, наклонилась и раздвинула светлые пряди. Черная татуировка. Четыре столбца незнакомых символов. Я уже видела нечто подобное.
- У всех шпионов, что ты ловила, были похожие татуировки, - совсем по-деловому заговорил канадец. – Они содержат личный номер агента, его ранг и другие сведения.
- Ну и что?
- Я из секретной службы. Направлен сюда для проведения проверки, объектом которой являешься ты.
Я вздохнула. Чего только не придумывают, чтобы избежать смерти. Но голос его так спокоен и тверд… Поневоле хочется верить.
- Пожалуй, я все-таки выпью твою кровь, - протянула я, беря в руки бритву.
- Выслушай меня внимательно. Если ты помнишь, раньше этот город был закрытым военным поселением. Попасть сюда было столь же проблематично, как и уехать – бумажная волокита могла тянуться годами. Так же здесь находились крупные склады боеприпасов и продовольствия, за счет которых вы живете сейчас. Четыре года назад правительство решило запустить программу, ориентированную на подготовку боевиков в реальных боевых условиях. Они сымитировали начало войны и заблокировали город. Предполагалось, что это воспитает настоящих бойцов, не знающих сомнений и жалости. Каждые несколько месяцев сюда направляли агентов. Легенды у них были разные, но цель одна – проверить, как продвигается проект. Успехов не было, и программу уже собирались свернуть, но вдруг направленные сюда люди начали пропадать. Никто не знал, что с ними стало, каждый, кто отправлялся на поиски, не возвращался. Только спустя полгода одному из агентов удалось доложить, что в городе появился человек, зовущийся Стражем ада и уничтожающий всех чужаков. Этот агент попробовал завербовать тебя, но… ты знаешь, что с ним случилось. Последующие попытки собрать о тебе информацию закончились провалом – ты всех ловила и убивала. Сплетни множились, а фактов не прибавлялось. Тогда послали меня – особого специалиста по… Не буду раскрывать всех секретов. Я должен был побольше разузнать о тебе, провести ряд испытаний и по возможности завербовать. Ты полностью нам подходишь, Страж ада. Я предлагаю уйти со мной и служить своей стране.
Его рассказ наверняка являлся полным бредом. Он просто пытался добиться помилования. Но что-то все же заставляло меня выслушивать эти сказки, хотя давно пора было пустить ему кровь.
- Выговорился? – медленно спросила я, освобождая его шею от одежды. – Тогда, если ты не против, я поужинаю.
- Знаешь, как мне удалось обмануть тебя? – выговорил Кристофер, когда бритва коснулась его горла. – Я говорил тебе только правду. Ты чувствовала это, но не замечала, что выдаваемая мной информация незначительна. Это мешало увидеть суть и заставляло делать неправильные выводы. Задай ты хоть один верный вопрос, и ты бы меня поймала.
- Так, - вздохнула я, пытаясь подавить закипающий внутри гнев. – Неужели ты надеешься, что я поверю в эту историю?
- Есть доказательство. В одной из строп моего парашюта зашит контейнер. Достань его, и сама во всем убедишься.
Интересно, что он спрятал от меня? Наверняка какую-нибудь бесполезную бумажку. Что ж, будет чем вытереть губы после трапезы.
Я отыскала в углу парашют, которым когда-то связывала пленника, и аккуратно прощупала все стропы. В одной из них действительно оказалось что-то твердое. Разрезав ее вдоль, я достала тонкий пластиковый цилиндр. Внутри газета. Судя по дате, она вышла меньше недели назад. На первой странице размещалась большая фотография. Я узнала эту площадь, сейчас она была заполнена ликующей толпой. Какой-то праздник… Кажется День Конституции. Ни одного разрушенного дома, ни одного искалеченного человека, ни одного следа, что война оставляет на лицах. Все радовались, праздновали. В ясное голубое небо, не знающее тяжелого порохового дыма, летели тысячи разноцветных воздушных шаров. Цветы, улыбки, дети, снова цветы… Далее - местные новости столицы – новый комфортабельный общественный транспорт, интервью с мэром, строительство какой-то дороги, ДТП на такой-то улице… В конце гороскоп и дурацкий кроссворд.
Я почувствовала себя раздавленной. Конечно, газету можно подделать, но фотографии… они настоящие – я в этом разбиралась. И ни одного, даже самого маленького, напоминания о войне. Ее не было. А тот ад, в котором мы жили – игра. Жестокость.
- Теперь веришь? – тихо спросил пленник.
Я угрюмо посмотрела ему в глаза, стараясь сохранить самообладание. Подошла сзади и сомкнула пальцы на его шее – не сильно, но так, чтобы он ощутил всю серьезность моих намерений.
- Итак, - хрипло проговорила я. – Твое имя Кристофер Белл и ты уроженец Канады?
- Да, но я всю жизнь прожил здесь.
- Ты работаешь на правительство этой страны?
- Верно, - кивнул он.
- Значит, войны нет, а то, что происходит в этом городе – секретный проект?
- Все так.
- Тебя послали, чтобы проверить меня и завербовать?
- Да.
- Что ж, - я сжала руки еще сильнее, – приятно узнать, что по сравнению с твоим начальством, я - сама гуманность.
Пленник с трудом глотнул воздуха. Мои пальцы, подобно стальным тискам, сдавили его горло, мешая сделать нормальный вдох. Я подождала, пока он не начал задыхаться, и разжала пальцы. Взяв со стола нож, я размахнулась и одним движением рассекла все связывающие пленника веревки. Он подался немного вперед, застыл и с улыбкой посмотрел на меня.
- Ты сделала правильный выбор, - сказал он.
- Пойдем, рассвет скоро, - буркнула я, направляясь к выходу.

Ночью всегда становилось спокойнее. Стреляли реже. Криков почти не было слышно. Всем когда-то нужно отдыхать.
- Если я уйду с тобой, - спросила я, перебираясь через очередной завал, – город разблокируют?
- Вряд ли. Твое появление само по себе говорит об успешности эксперимента. Наверное, сюда подбросят продовольствия и немного ослабят хват, но сворачивать проект не станут.
- А ты знаешь, какие здесь люди? Искалеченные или запуганные. Из них не выйдет толка.
- Может быть, но и ты появилась неожиданно. Нужно подождать, пока подрастет новое поколение.
- К этому времени город вымрет.
- Не вымрет. Хотя это не важно. Ты одна стоишь двух таких городов.
Начало светать. Густой плотный туман покрыл землю белым саваном. Такая пелена – лучшее прикрытие для побега.
- Здесь, - я ткнула пальцем вперед, – кольцо самое тонкое.
- Я знаю.
- Тогда ты без труда доберешься.
- А ты? – опешил Кристофер.
- Нет. Я отпускаю тебя только для того, чтобы ты передал своему начальству, что я продолжу убивать каждого, пришедшего сюда, быстро и жестоко, до тех пор, пока с города не снимут осаду.
- Это безумие, - возразил он. – Ты можешь служить своей стране, а не кормить здесь крыс.
- Этот город ад, а я его охраняю от таких тварей, как ты.
- Страж ада, - протянул уже бывший пленник.
- Иди. Надеюсь, мы больше не увидимся.
Он повернулся и пошел прочь. Он все понял. Я расправила плечи и застыла, наблюдая, как его фигура растворяется в предрассветном тумане. Мне было немного грустно, но это не изменит моего решения. Если Кристофер вернется, я сразу убью его. Надеюсь, у него хватит ума не делать такой глупости. Он мне и правда понравился, хоть и не заслужил этого. Не важно. Война. Голод. Боль. Все это мои владения. Владения Стража ада.

@темы: ориджинал

URL
Комментарии
2010-09-06 в 21:58 

эх, методы смерти и дознания, к сожалению, не отличились особым креативом или изяществом. довольно банально. хотелось чего-то изощреннее, или даже извращеннее. что уж тут говорить - ужасов довольно насмотрелась, пресыщенный сегодня читатель вам достался

2010-09-07 в 15:10 

Цепной Бес
Несдержанность – это болезнь, а глупость - приговор.
Признаю, воображения не хватило - я в этом не сильно, но на будущее усвою))))) Спасибо.

URL
   

Я и то что я...

главная